РАБОТА С ЧАКРАМИ – ЭТО РАБОТА С ЖИЗНЬЮ

Какая связь между Чакрами и “отношениями с миром”? Кроме того, традиционную работу с Чакрами – подъем Кундалини – вряд ли можно назвать “интерактивной практикой”. Это именно интроспективная практика, осуществляемая в уединенном месте. При чем тут “отношения с миром”?

 Традиционно выделяются два класса объектов духовной практики. В своей трактовке этих объектов я отталкиваюсь от традиции, развиваю традицию. Моя трактовка действительно нетрадиционна; но она не отрицает традицию, а включает ее в себя.

Действительно, подъем Кундалини – это интроспективная практика, осуществляемая с целью достижения трансового состояния. Транс достигается здесь путем обретения сознательного контроля над так называемой неспецифической активирующей системой и последовательной “обесточки” различных отделов вегетативной и центральной нервной системы [1]: говорится, что Кундалини последовательно “растворяет” в себе все Чакры. Вместе с тем Чакры – это не просто нервные центры и даже не “центры эфирной энергии”, скрытые в теле человека, как полагали теософы. Чакры лишь связаны с известными областями тела, но не расположены в них. Если мы обратимся к тантрической традиции, а не к западным ее интерпретациям – теософским или парапсихологическим, – то увидим, что Чакры представляют собой сложные символические комплексы, резюмирующие представления данной культуры о фундаментальных элементах мира и его силах – как естественных, так и божественных. Согласно Тантрам, “что есть здесь (в теле человека, точнее, его Чакрах), то есть и повсюду, а чего здесь нет, того нет нигде”. Чакры есть “резюме вселенной”, точки сопряжения, узлы связи человека и мира, полномочные представительства мировых сил в человеке. По мнению древних, процесс “освобождения” оказывается возможен именно благодаря тому, что в системе Чакр упорядочено представлены все силы, правящие человеком и миром: для тантристов “растворение” Чакр в Кундалини было равнозначно растворению мира и человека в изначально сотворившей их Силе. По существу же “растворение” Чакр равнозначно последовательному разрыву отношений человека с внешним и внутренним миром.

Подобный разрыв представляет собой типичный пример подавления “низшей природы” во имя трансовой стабилизации инсайта. Однако меня в данном случае интересует, каким должен быть конструктивный эффект практики, ориентированной не на трансовую, а на трансмутационную стабилизацию. Стратегическое направление ясно – не на подавление, а на развитие. Ясно также, что отношения с миром невозможно развивать путем интроспекции, – их можно развивать лишь путем интеракции, взаимодействия с миром.

Традиционное для европейского эзотеризма понимание Чакр как неких “центров”, заключенных в теле, вполне естественно, ведь мы действительно ощущаем их локализованными в теле. Мы впервые обнаруживаем их именно в качестве источников специфических телесных ощущений, несущих информацию о среде, о ситуации взаимодействия со средой. Но это лишь одна, наиболее заметная сторона Чакр, – это их “энергетический”, пранический аспект. Легче всего заметить, что тело ощущает наши отношения с миром, выделить ряд областей тела, реагирующих и принимающих участие в разных отношениях такого рода. Гораздо менее заметно, что та же структура отношений отражена в эмоциональном плане, плане интеллектуальной активности, мотивационной сфере. И уж совсем незаметен тот факт, что отношения эти отражены в нашем физическом теле, что самое строение нашего организма отражает историю эволюции, историю развития отношений мира с самим собой.

Короче говоря, “низшая природа” включена в отношения с миром всей полнотой своего состава, всеми “телами”: все ее “тела”, включая физическое, единообразно структурированы системой этих отношений, организованы ею в единое целое. Поэтому и наблюдаются устойчивые соответствия между определенными областями тела и определенными ощущениями, переживаниями, намерениями, ходом мыслей и т.д. Я рассматриваю “центры” как функциональные системы, обеспечивающие определенные формы отношений с миром. Эти системы формировались последовательно в ходе биологической эволюции по мере того как живые существа расширяли свои отношения с миром, причем формирование новых функциональных систем приводило к изменению телесной организации. В этом смысле тело человека есть микрокосм, в котором отражен макрокосм – мир человека. И наоборот, мир человека таков, каким его отражает человеческое тело, – как говорили друиды, “душа человека, подобно омеле, паразитирует на дереве его тела”. Существа с иными телами (козы, капуста) пребывают в иных отношениях с миром; они неспособны вступить с ним в те же отношения, что и человек; их мир иной. Отношения – это своего рода “экзистенциальные изменения”, определяющие “экзистенциальную точку координат” существа, или, по Гурджиеву, его “уровень бытия”.

 О каких отношениях идет речь? Какие отношения  связываются с теми или иными центрами?

“Рассматривая центры как функциональные психофизиологические сегменты человека, осуществляющие основные формы его взаимодействия с миром, работу с центрами можно определить как работу с функциями центров, то есть как проработку основных сфер наших реальных и идеальных отношений с миром, а именно:

1.         ОТНОШЕНИЙ ВЫЖИВАНИЯ (“ПРАВ и ОБЯЗАННОСТЕЙ”), связанных с фундаментальным фактом включенности человека в структуру объективных связей природно-социального мира с вытекающей отсюда необходимостью следовать законам этих связей, – сферы ориентационных отношений “моего места в мире”, в том числе отношений подчинения и господства (Муладхара Чакра);

2.         ОТНОШЕНИЙ ВЗАИМОДОПОЛНЕНИЯ (“ПАРТНЕРСТВА”), обусловленных фундаментальным фактом дуальности любых форм взаимодействия, фундаментальной “поляризацией” универсума, способом существования которого является взаимодействие составляющих его элементов, – сферы коммуникативных отношений, “диалога” человека с миром, в том числе отношений между полами (Свадхиштхана Чакра);

3.         ОПЕРАЦИОНАЛЬНЫХ (“ДЕЛОВЫХ”) ОТНОШЕНИЙ, связанных с негэнтропийным (упорядочивающим) характером взаимодействия человека с миром, – сферы “рекомбинаторных”, манипулятивных отношений с миром в процессе его преобразования, в том числе экономических отношений (Манипура Чакра);

4.         ОТНОШЕНИЙ ТОЖДЕСТВА (“ЛЮБВИ и СОСТРАДАНИЯ”), обусловленных фундаментальным фактом субстанциального единства человека и мира (Анахата Чакра);

5.         ФОРМООБРАЗУЮЩИХ (“ТВОРЧЕСКИХ”) ОТНОШЕНИЙ, обусловленных прогрессивным, развивающимся характером “вечно новых” отношений человека с миром (Вишуддха Чакра);

6.         ОТНОШЕНИЙ НАУЧЕНИЯ (“ЗНАНИЯ и УМЕНИЯ”), связанных с усвоением и использованием личного опыта отношений человека с миром (Аджна Чакра);

7.         ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ или ЦЕННОСТНО-ОРИЕНТАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ, обусловленных историческим процессом обобществления опыта отношений человека с миром (Сахасрара Чакра).

Пространственная организация системы центров отражает историю ее становления: нижние центры осуществляют эволюционно более древние формы отношений с миром. Так, уже простейшие ОДНОКЛЕТОЧНЫЕ пребывают со средой в отношениях выживания; в РАСТИТЕЛЬНОМ царстве расцветают отношения взаимодополнения (половое размножение и “великий цикл” фотосинтез – дыхание), а операциональные отношения достигают своего совершенства в жестко “автоматизированном” царстве ЧЛЕНИСТОНОГИХ. В царстве ПОЗВОНОЧНЫХ актуализируются отношения видового тождества (“ворон ворону глаз не выклюет”) и творческие отношения, связанные с развитием пластичности приспособительного поведения. Отношения научения, играющие огромную роль в организации жизнедеятельности МЛЕКОПИТАЮЩИХ, приобретают особое значение на этапе АНТРОПОГЕНЕЗА; идеологические же отношения с миром присущи лишь ЧЕЛОВЕКУ. На каждом из последующих этапов развития системы центров предшествующие формы отношений включаются в структуру с более высоким уровнем организации и видоизменяются согласно законам ее функционирования, – в частности, благодаря отражению в них новых отношений, утрачивают свою однозначность и становятся более многообразными. Человек пребывает во всех перечисленных отношениях с миром ОДНОВРЕМЕННО.

В настоящее время мы являемся свидетелями и участниками процесса становления восьмого центра, посредством которого человек вступает в отношения со своими отношениями с миром. Шри Ауробиндо называет этот центр “супраментальным”; можно назвать его также КООРДИНАЦИОННЫМ ЦЕНТРОМ или центром МЕТАОТНОШЕНИЙ. Формирование координационного центра системы завершает очерченный выше этап эволюции и создает предпосылки для качественного нового ее этапа, который в большинстве учений о духовном развитии традиционно ассоциируется с возникновением “нового человека” и “нового мира”.

Естественное функционирование системы семи центров протекает автоматично, непроизвольно и практически не фиксируется сознанием. Мы движемся по жизни на “автопилоте” центров, сформировавшемся в процессе стихийного взаимодействия с миром, и не сознаем характера тех отношений, которые у нас с ним сложились: в этом попросту нет необходимости, поскольку все происходит “само собой”. В подобной спонтанности наших отношений с миром нет ничего “плохого”; но для того, чтобы сделать их более полными, более тесными и глубокими, чтобы перевести их на качественно более высокий уровень, необходимо определить тот уровень, на котором они находятся.

Этой задаче и служит проработка центров. Проработка центров не имеет ничего общего с популярными представлениями о “власти над центрами”. Она включает в себя прежде всего ясное осознание действительного характера наших отношений с миром, присущих нам индивидуальных особенностей этих отношений (спектр актуализировавшихся отношений, доминирующие отношения, формы компенсации, подавления, недостаточности, смешения функций и т.д. и т.п.), а также их гармонизацию. Гармонизация же системы центров создает предпосылки для последующего ее интегрального развития. Проработка представляет собой по существу ПРОЦЕСС РАСТОЖДЕСТВЛЕНИЯ с центрами – выделения себя из системы центров и вхождения в отношения с ними.

Работа с центрами не может быть сведена к “упражнениям”. Всевозможные упражнения и приемы, тем или иным образом активизирующие (или, наоборот, угнетающие) функцию определенных центров, то есть актуализирующие сопряженные с ними сферы отношений с миром, способствуют осознанию характера присущих нам форм этих отношений, но составляют лишь малый эпизод действительной работы с центрами и сами по себе недостаточны. Фактически, подобные упражнения просто заставляют нас обращать внимание на те отношения с миром, в которых мы пребываем ПОСТОЯННО, и которые благодаря им становятся очевидными.

Основным полем работы с центрами является повседневная жизнь. Любой ее “вызов” адресован какому-то из центров и вызывает его реакцию; с другой стороны, различия в степени восприимчивости (“раскрытости”), а также внутренней активности разных центров в значительной степени определяет специфику наших “ответов”. Можно даже сказать, что РАБОТА С ЦЕНТРАМИ – ЭТО РАБОТА С ЖИЗНЬЮ. Обретение полноты отношений с жизнью становится возможным именно благодаря гармонизации функций в системе центров; и напротив, – работа, сосредоточенная на одном из центров или на какой-то их группе, неизбежно ограничивает наши отношения с жизнью и представляется полезной лишь в качестве временной, инструментальной методики. Будучи же возведена в методологический принцип, она становится препятствием к интегральному развитию отношений с миром”. Конец цитаты; думаю, о работе с центрами на первый раз достаточно.

Итак, конструктивный эффект практики должен отражаться как на элементах “низшей природы”, так и на ее отношениях со средой, а сама практика должна осуществляться в двух формах – интроспективной и интерактивной. Указанные две формы практики неразрывно связаны, подобно тому, как неразрывно связаны элементы “низшей природы” и ее отношения, организующие деятельность последних. Интерактивная практика обнажает характер задействованности элементов в различных сферах отношений с миром, предоставляя тем самым материал для интроспективной практики. В приведенном выше отрывке содержится указание на два необходимые направления этой практики, а именно, – на необходимость растождествления с “низшей природой” и ее гармонизации.

Человек, далекий от духовной практики, с трудом отличает себя от своих мыслей, чувств и т.д. Чем теснее он слит с ними, тем сложнее даются ему задачи “самоуправления”, тем сложнее ему “держать себя в руках” в экстремальных ситуациях. Но гармонизация “низшей природы” – задача гораздо более сложная, нежели задача управления отдельными ее элементами в конкретных обстоятельствах. Поэтому необходимым условием гармонизации является растождествление с “низшей природой”, выделение себя в качестве невовлеченного наблюдателя, который “возвышается” над нею. Растождествление с “низшей природой” имеет и самостоятельное значение, создавая предпосылки для постижения “высшего Я”, надличностных уровней самосознания.

Элементы “низшей природы” оттого и называются в эзотерической традиции “покровами”, что они скрывают, заслоняют нас собою. Эти качественно различные сферы внутреннего восприятия оказываются внешними по отношению к тому, кто их воспринимает; они “окружают” его, в связи с чем называются также “оболочками”.

Об элементах “низшей природы” говорят и как о “существах”; подчеркивая тем самым их функциональную автономность, независимость от непосредственного волевого контроля. Эта независимость обнаруживается уже при первых попытках управлять ими: оказывается, что ум и чувства подвластны нам не в большей степени, чем пищеварение или кровообращение.

Почему их называют “телами”?

 Интроспективный опыт обнаруживает, что наш внутренний мир состоит из ряда “миров”, столь же огромных и сложных, как и внешний, физический мир: мира мыслей, мира чувств и т.д. Человек, не растождествленный с элементами “низшей природы”, и неспособный управлять ими, как бы растворен в этих мирах, пребывает во власти автономно действующих тут сил. Он подобен младенцу, который не властен над своим физическим телом, но всецело зависит в своих проявлениях от протекающих в теле процессов. Обретая власть над элементами “низшей природы”, человек выделяет себя из внутренних миров, – он как бы обретает соответствующие “тонкие тела”, способные действовать в этих “тонких мирах”.

 То есть управление элементами “низшей природы” все-таки возможно?

Разумеется. Каждый человек в какой-то степени управляет ими. Однако произвольность этого естественного, непроизвольно выработанного управления весьма ограничена; по существу, оно не имеет ничего общего с произвольным волевым контролем, с принуждением, – а ведь именно так обычно понимают управление. Естественное управление основано на взаимосогласованности функций, а не на манипулировании ими. “Низшая природа” как целое – это сверхсложный механизм (точнее, организм), который обладает надежной системой “защиты от дурака”, вознамерившегося “управлять” им. В существовании такой защиты нетрудно убедиться, занявшись, например, остановкой внутреннего диалога.

“Низшая природа” слишком сложна в том числе и для того, чтобы управлять ее развитием: в ней все тонко взаимосвязано, так что попытки развивать нечто одно оборачиваются угнетением чего-то другого…

Источник

Поделиться в соц. сетях

0

Оставить комментарий

БЫТЬ СОБОЙ ЛЕГКО!

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки
счётчик